Клуб любителей пород Джек Рассел терьер и Парсон Рассел терьер.
История
Стандарты
Выставки
Состязания
Питомники
Здоровье
Байки
Контакты
Фото
Форум

19.11.2017
Результаты выставок "РОССИЯ 2017" и "КУБОК ПРЕЗИДЕНТА РКФ" размещены в теме форума.

09.11.2017
В районе Хорошево (Москва) найден кобель Джек Рассел терьера. Подробности здесь...

09.11.2017
03.11.2017
28.10.2017
Специализированная выставка "РАССЕЛ ШОУ 2017". Москва

04.10.2017
В Северном Тушино (Москва) найдена сука Джек Раселл терьера. Подробности здесь...

25.09.2017
В Ярославле пропал кобель Джек Рассел терьера. Подробности здесь...

14.09.2017
Найдены документы на имя Нино. Подробности здесь...

04.09.2017
В Одинцово (МО) найдена сука Джек Рассел терьера. Подробности здесь...

25.05.2017
Международная выставка собак "ЧЕМПИОНАТ РОССИИ 2017". Москва

02.02.2017

Инбридинг

ИНБРИДИНГ

Размножение собак отнюдь не тождественно их разведению. Для первого всего-то необходимы сука, кобель, минимальные познания о собаках и место в квартире. Второе подразумевает целе­направленную работу с породой, т.е. заводское собаководство. Увы, лишь ничтожная часть людей, гордо именуемых «заводчика­ми», на самом деле являются таковыми, если, конечно, речь идет не о простом увеличении числа потомков собаки, качество которых обычно не поддается прогнозированию и контролю. В то же время, кинологический опыт, накопленный до революции - опыт поме­щичьих псарен, благодаря которым, в частности, мы сегодня мо­жем восхищаться изяществом борзых - заслуживает пристального внимания и переосмысления. Нам предстоит заново «открыть» за­коны селекции, действующие на практике в течение веков и поста­раться дать им современное научное объяснение.

Общепринятый у нас подход к разведению собак не заключает в себе сколь-нибудь грамотной системы или программы. Всякая ра­бота строится по принципу «от простого - к сложному». Нет очевид­нее и банальнее истины, что качество потомства непосредственно зависит от качества родителей и наследственных факторов. В свя­зи с этим, далеко не каждая собака может произвести на свет хоро­шее потомство, что предполагает необходимость тщательного от­бора и выбраковки собак.

При выборе племенного кобеля наиболее ценными считаются препотентные производители. Препотентность - способность живот­ного стойко передавать потомству характерные особенности, даже

при спаривании с особями, не сходными с ним и отличающимися друг от друга. Как правило, хороший кобель обладает сильно выра­женным половым типом, который выражается не только в его экс­терьерных данных. Он должен быть активным, агрессивным в пре­делах естественной для породы нормы. Многие очень красивые, но вялые и бесхарактерные кобели оказываются малоценными произ­водителями. С древних времен было подмечено, что «сильный» ко­бель должен иметь мощный, глубокий голос, без «гнуси» и слабо­сти, обладать выраженным стремлением доминировать среди со­братьев. Здесь же заметим, что, согласно исследованиям зооло­гов, стремление животных к лидерству непосредственно связано с активностью эндокринной системы и, следовательно, имеет самое непосредственное отношение к функциям половой сферы.

Важным фактором полового отбора является привлекательность кандидатов в партнеры для представителей противоположного по­ла. При составлении пар практически невозможно найти идеальных партнёров. В связи с этим приходится иметь дело с реальными со­баками, обычно имеющими те или иные недостатки с различной степенью выраженности. Опыт показывает, что, отбирая произво­дителей, следует неукоснительно придерживаться следующего правила: ни в коем случае не вязать собак с недостатками по одно­му и тому же признаку, пусть даже и противоположного свойства. Не рекомендуется, к примеру, составлять пару из излишне высоко­ногих производителей (хотя такое вряд ли кому придет в голову), но так же нельзя спаривать высоконогую собаку с излишне призе­мистой: в первом случае все потомство будет однообразно-высо­коногим, во втором мы получим оба дефекта сразу и не исключены какие-нибудь еще нарушения пропорций. То же самое справедливо как по отношению к экстерьеру, так и темпераменту. Если вы знаете за своей собакой какой-либо явный или скры­тый недостаток, то ее потенциальный партнер должен быть не только от него свободен, но и передавать его отсутствие по на­следству. Это правило сотни раз приводилось в различных книгах и пособиях по собаководству, но ему почему-то не всегда уделяют достаточное внимание в практическом разведении. При изучении будущих производителей обращают внимание на выставочные дипломы и родословные. Здесь уместен разговор о производите­лях и титулах, об их взаимосвязи, а точнее - о возможном отсут­ствии таковой. Многочисленные титулы оказывают поистине ма­гическое воздействие на неокрепшие души неискушенных заво­дчиков. Однако гораздо важнее, если победы принадлежат не столько потенциальному партнеру, сколько его предкам и потом­кам, так как это уже свидетельствует, что собака происходит из хорошей линии и не обязана своим успехом случайному стечению обстоятельств.

Точное прогнозирование наследуемых признаков возможно только тогда, когда достоверно известны механизмы их наследова­ния и взаимодействия, а также есть полные генетические карты (схемы, на которых указаны абсолютно все гены) родительских форм. Механизмы наследования большинства признаков у собак изучены лишь на уровне гипотез, а генетические карты на каждую собаку составить при нынешнем состоянии науки нереально.

Существуют два метода, две стратегические программы разве­дения животных: инбридинг (родственное скрещивание) и аутбри­динг (кросс) - скрещивание особей, не состоящих между собой в родстве. Оба метода применяются в собаководстве и взаимно до­полняют друг друга.

Отношение большинства отечественных любителей к обоим ме­тодам можно охарактеризовать как двойственное и непоследова­тельное. Еще совсем недавно инбридинг как метод разведения считался безусловным злом. Подобный взгляд сформировался в ту пору, когда генетика ходила в «продажных девках империализма», но заблуждения по поводу методов разведения, и по сей день, силь­ны в сознании неопытных собаководов.

На протяжении многих лет кинологический истеблишмент на­шей страны состоял лишь из стойких приверженцев аутбридинга. В последнее время интерес к инбридингу значительно возрос, но несмотря на декларативную поддержку метода немногие рискуют быть последовательными в его применении. Однако пытаться ста­билизировать породный тип при помощи одного лишь кросса не менее проблематично, чем сделать одну лужу чище, наливая в неё воду из такой же соседней. Попытаемся понять, почему так происходит, и откуда берутся многие предрассудки и заблуждения.

Что такое инбридинг?

Выделяют различные его формы:

1. Тесный инбридинг - скрещивание животных, находящихся в не­посредственном кровном родстве (брат - сестра, отец - дочь, мать - сын I-II; II-II в родословной таблице).

2. Близкородственный инбридинг - скрещивание животных, нахо­дящихся в близком родстве (двоюродные братья и сестры, дядя и племянница, дедушка и внучка и т.п.; I-III; II-III; III-II в родословной таблице).

З. Умеренный инбридинг - скрещивание животных, имеющих об­щих предков в III-IV колене родословной таблицы.

4. Отдаленный инбридинг - общие предки скрещиваемых живот­ных находятся за пределами четырёхколенной родословной табли­цы (IV-V; V-V; IV-VI). Здесь заметим, что племенные собаки некото­рых боевых пород, например, пит-були, должны иметь шестиколен­ную родословную.

Инбридинг, при котором в родословной потомства имеется пара или несколько общих предков, называется комплексным.

Все формы инбридинга с разной скоростью и интенсивностью способствуют переносу и концентрации одних и тех же генов из поколения в поколение. Как мы знаем, в конечном итоге такой про­цесс приводит к генетическому однообразию - гомозиготности по­лучаемых потомков. Это не значит, что все потомство будет одно­родным, как раз наоборот, будут появляться отдельные щенки, в ко­торых накопились рецессивные гены (гомозиготы по рецессивному признаку), то есть те качества, которые никак не проявляли себя у родителей.

Идеалом во всех отношениях можно считать собаку, гомозигот­ную по всем признакам, соответствующим требованиям стандарта или представлениям конкретного заводчика.

Такое животное, обладая идеальным экстерьером, будет пере­давать потомку генотип своих внешних данных в чистом виде, то есть без каких-либо скрытых качеств и признаков. К сожалению, шансы на получение подобных производителей ничтожно малы, но, тем не менее, именно такое животное теоретически может стать ко­нечным продуктом инбридинга, и его потомство будет однообразно и стабильно.

Стремление вывести производителей, стабильно передающих свои выдающиеся качества потомству, естественно, присуще каж­дому заводчику. Вывести подобных собак, не прибегая к инбридингу, невозможно, поскольку с каждым кроссом генетическое разнооб­разие потомства увеличивается, и неопределенность наследствен­ных качеств последующих поколений нарастает в геометрической прогрессии.

С другой стороны, когда заводчик делает инбридинг основным рабочим методом, спустя короткое время (часто значительно рань­ше, чем обнаружатся первые обнадеживающие результаты) он по­лучает целый букет дефектов, пороков и уродств, среди потомков внешне нормальных, здоровых производителей. В наших условиях дело кончается скандалом, ползут слухи о вырождении и инбрид­ной депрессии, руководство клуба обвиняют во всех грехах и ин­бридинг зарывают в могилу. Такое поведение вообще-то присуще возбудимым детям, впадающим в истерику при виде сломанной иг­рушки, нежели взрослым людям, занимающимся таким серьезным делом, как селекция животных. Произнося, словно заклинание, ма­гическое слово «вырождение», многие не пытаются понять, что сто­ит за этим явлением. На самом же деле происходит вот что: инбри­динг сам по себе не создал гены, отвечающие за дефекты, он лишь сконцентрировал их в части потомков. А гены, как всякая материя, не возникают из ничего и не исчезают, они изначально присутству­ют у производителей.

Инбридинг не вносит в генофонд ничего нового, он лишь спо­собствует проявлению уже имеющегося, делает тайное явным. Вы не можете получить уродство или порок путем инбридинга, если обуславливающие отклонение гены отсутствуют у производителей. Собаки, содержащие в генотипе скрытые дефекты, при аутбридин­ге будут распространять их шире и дальше, причем от их проявле­ния застраховаться не удастся: они «выскочат» при подходящем со­четании генов независимо от метода разведения. Инбридинг же, наоборот, позволяет выделить и сконцентрировать пороки и урод­ства в части потомков, выявить их и отсечь от полезного набора ка­честв путем жесткой и бескомпромиссной выбраковки. Только так выводят собак экстра-класса, и пусть необходимость отсева части щенков кому-то покажется жестокой, но все же лучше это делать сразу и сознательно, чем превращать поиск дефектов и «зловред­ных» генов в игру в жмурки, растянутую на годы и поколения.

Инбридинг и кросс не изобретены человеком, поскольку давно известны в дикой природе. Эволюция и сохранение видов диких животных неразрывно связаны с взаимодействием и чередованием способов размножения. Методом разведения в стабильной группе, занимающей конкретную территорию (ареал), является преимуще­ственно инбридинг. И для стад копытных, и для хищников характерна ситуация, в которой более сильный самец спаривается с большим числом самок, принуждая менее сильных конкурентов держаться на отдалении. Часто его потомки женского пола, оставшиеся в стаде, спариваются с ним же.

Наиболее конкурентоспособные самцы, очевидно, передают свои «сильные» наследственные качества потомкам. Естественный отбор жесток и целесообразен: все лучшее, приспособленное, ак­тивное выживает и распространяется, а слабые, больные и уродли­вые особи либо быстро уничтожаются естественными врагами, ли­бо почти не имеют шансов на продолжение рода. Как правило, мес­то состарившегося патриарха занимают сильнейшие из его потом­ков, вынужденные в период расцвета отца-монополиста держаться на периферии группы и не участвовать в размножении. Так природа накапливает и консолидирует ценные для вида признаки до тех пор, пока изменения условий жизни, характера среды или конку­рентоспособности («силы») генотипа не вызовет потребность в обогащении новой наследственной информацией. Проявляется это по-разному: бескормица или изменение климата вызывают кочевку или распад группы с последующей встречей с самцами иного ста­да, которые бьют вожака и занимают его место; болезни, уносящие жизнь части поголовья, приводят к миграции чужаков на освобо­дившуюся территорию группы; самец, изгнанный из чужой семьи, побеждает патриарха и занимает его место. Во всех случаях самые приспособленные и конкурентоспособные имеют и лучший генотип, поэтому кросс происходит сразу, как только в стаде (группе) появ­ляются признаки наследуемой слабости - независимо от того, связаны ли они с изменениями внешних факторов или таким нарастанием гомозиготности, которое ведет к инбридной депрессии. Хорошее передается из поколения в поколение в одной группе до тех пор, пока не столкнется с лучшим, перевешивающим чашу весов естественного отбора.

Аналогично разводились все породы домашних животных, так как человек, в своей сельскохозяйственной деятельности неукоснительно следовал методам природы, хотя критерии отбора были совершенно иными. Заменив естественный отбор искусственным, животноводы издревле пользовались инбридингом для закрепления полезных свойств и выщепления интересных рецессивных признаков, а гибридизацией и кроссом линий - с целью эксперимента, ведущего к получению новых пород и разновидностей животных.

Если представить породу как изолированную популяцию вида «собака домашняя», то заводскую линию можно рассматривать как стадо или группу. Следовательно, стратегию заводчика можно смоделировать аналогично действию отбора в дикой природе. Суть ее сводится к накоплению и консолидации, как ценных и полезных свойств, так и нежелательных, требующих тщательной и жесткой отбраковки животных, несущих вредные и бесполезные наследственные качества. Методом служат различные формы инбридинга. Результатом же являются стабильность типа, накопление ценных признаков, получение животных, гомозиготных по интересующим качествам, то есть идеальных представителей породы и производителей, наследственность которых известна с высокой степенью вероятности.

Однако инбридинг не способен реализовать в потомках какие-либо новые качества, поэтому такая форма разведения эффективна и приемлема до тех пор, пока внешние условия не потребую получения животных с другими качествами или пока не появятся признаки вымирания линии. В этом случае прибегают к кроссу. Производитель «со стороны» должен не только обладать нужными признаками, но и происходить из определенной линии с известной наследственностью. Для заводского собаководства, в отличие от дикой природы, этот момент крайне важен. Очевидно, что наличие признака ничего не говорит о его гомозиготности. Поэтому собака для кросса с неизвестным наследственным потенциалом может значительно дестабилизировать качество и тип потомства и вернет селекционера на исходный уровень племенной работы. Чтобы не терять завоеванных позиций и свести неизбежное при кроссе разнообразие потомства к минимуму, заводчику необходимо очень внимательно отнестись к выбору такого производителя и убедиться в том, что интересующие его качества собраны в нем путем продуманного линейного разведения, а не случайным стечением обстоятельств.

Иногда его величество случай может привести к поразительным результатам, но ни один здравомыслящий человек не будет во всем полагаться только на него, ведь противоположный эффект может перечеркнуть многие годы кропотливого труда.

Каким формам инбридинга отдать предпочтение и как спланировать разведение в питомнике? К сожалению, никто не может дать конкретных указаний по разведению, точное следование которым приведет к определенному результату. В связи с этим тактика собаководства требует интуитивного, творческого и оригинального подхода в каждом конкретном случае. Выбор форм и продолжительности инбридного разведения, определение сроков для кросса непосредственно зависят от средств заводчика и размера питомника, влияния моды, исходного наследственного потенциала родоначальников линии и его развития в потомках, племенной базы породы.

Я неоднократно упоминал такие понятия, как «вырождение» и «инбридная депрессия». Очевидно, нельзя говорить о разведении и селекции животных без понимания процессов, стоящих за этими словами.

Прежде всего, попытаемся разобраться, что такое «инбридная депрессия». В сознании многих собачников это понятие ассоциируется почти с любыми отрицательными проявлениями, сопутствующими инбридингу. Это и так и не так, поскольку сущность процесса заключается в появлении определенного числа потоков с нежелательными признаками. С точки зрения природы и человека ценность тех или иных признаков имеет противоположные знаки.

Качества, обуславливающие породность и декоративность, являются следствием инбридной депрессии с точки зрения природы и естественного отбора, в то время как человек, культивирующий эти признаки, считает проявлением инбридной депрессии пороки темперамента и экстерьера, уродства, понижение жизнестойкости и плодовитости. Как мы уже знаем из генетики, отрицательные признаки, наследуемые по доминантному типу, не могут быть скрыты, поскольку доминантные гены проявляются и у родителя и у потомка. Значит, от внешне благополучных производителей можно получить неудовлетворительное потомство только в том случае, если его отрицательные свойства кодируются рецессивными генами. Рецессивные гены, в свою очередь, проявляются преимущественно в гомозиготном состоянии, то есть при отсутствии доминанта.

Следовательно, инбридную депрессию можно считать проявлением гомозиготности по нежелательным признакам. Инбридинг ведет к неизбирательному нарастанию гомозиготности, так как с увеличением числа генераций накапливаются и выделяются в чистом виде как ценные и полезные, так и отрицательные признаки. Бороться с инбридной депрессией нужно методом отбора и выбраковки при дальнейшем продолжении инбридинга, а не кроссом, «прячущим» вредные гены и никак не способствующим их выделению и удалению из генофонда породы путем выбраковки собак-носителей. Такое представление об инбридной депрессии в корне противоречит существующим в кругах любителей взглядам, тогда как именно инбридинг и отбор служат эффективным орудием в борьбе с вырождением при становлении линии.

Если согласиться, что лучшим способом победить инбридную депрессию следует считать дальнейшее инбридное разведение, то логическим выводом из такого положения вещей будет предположение, что вырождение - это химера, вымышленный процесс, не имеющий материальной основы в реальном мире. Иначе и быть не может, ибо «вычистив» из генофонда линии все отрицательные гены, дальше ее можно бесконечно продолжать без каких-либо проблем с инбридной депрессией. Так ли это на самом деле? Одним из первых проблему раскрыл академик Н.П.Дубинин, которому многим обязано развитие теоретической генетики. Изучая генофонд популяций различных животных, ученый пришел к следующему утверждению: «С явлением огомозигочивания (увеличения числа гомозиготных особей) инбридных линий связаны факторы вырождения при инбридинге. Раньше этому явлению вырождения придавали фатальное значение, полагая, что оно имманентно присуще инбридингу. Однако теперь ясно, что линии ухудшаются, пока в них идут процессы последовательного накопления вредных рецессивных генов, переходящих в гомозиготное состояние. Когда же наступает более или менее выраженное завершение этого процесса, линии по своим свойствам становятся относительно константными и могут в таком устойчивом состоянии сохраняться длительно. Изменить генотип таких линий могут лишь новые накапливающиеся в них мутации. Многие линии при инбридинге гибнут, ибо в них в гомозиготное состояние переходят летальные гены». В последней фразе под «летальными» (смертельными) следует понимать такие гены, которые кодируют признаки, несовместимые с жизнью. Помимо, безусловно, гибельных для их гомозиготного носителя летальных генов, существует огромное множество полулетальных, в разной степени ограничивающих жизнеспособность, вызывающих уродства и нарушения жизнедеятельности. «Носители таких генов некоторое время живут, однако их наследственные дефекты дают о себе знать, и они преждевременно умирают. Имеются все перехо­ды от летальных до нормальных генов. Совокупность всех генов, отвечающих за нежелательные свойства и признаки, объединяется понятием «генетический груз». Сюда входят не только летальные и полулетальные гены, но и мутации стерильности, так называемые сублетальные гены, то есть в какой-то мере понижающие жизне­способность гомозигот, а также много мутаций, изменяющих мор­фологию, окраску, плодовитость, жизнеспособность, длительность жизни и другие особенности организма.

Еще раз подчеркнем, что в генотипах встречаются все переходы от адаптивной нормы до летальности. Кроу в 1958 г. определил ге­нетический груз как относительное снижение жизнеспособности популяции по сравнению с оптимальным генотипом (адаптивной нормой). Адаптивной нормой принято называть хорошо приспособ­ленных, физически здоровых, внешне схожих особей - в нашем случае, типичных, отвечающих в полной мере требованиям стан­дарта представителей какой-либо породы. Генетический груз пред­ставляет собой присущую каждой линии и тем более породе неиз­вестную величину, «фактор Х». Таким образом, вырождение, как крайняя форма инбридной депрессии, не является неотъемлемым спутником всякого инбридинга, оно лишь вероятно при определен­ных условиях. Вымрет конкретная линия или нет, зависит от генети­ческого груза исходных особей. Селекционер, начиная свою рабо­ту, никогда не знает заранее, позволит ли генофонд линии вести её неограниченно долго или вынудит прекратить дальнейшее разве­дение «в чистоте» спустя несколько поколений. Всякие оценки но­сят характер предположений. Одно можно сказать с некоторой оп­ределенностью: породы с узкой племенной базой, но тем не менее сохраняющие стабильность на протяжении многих поколений, уже прошли испытание отбором и временем и, видимо, устойчивы к ин­бридной депрессии. Высокая гомозиготность таких пород должна была привести к выщеплению и изъятию многих вредных и опасных признаков. И наоборот, породы, образованные путем скрещивания нескольких пород или типов и имеющие внушительную племенную базу, как правило, более гетерозиготны и способны быстро охла­дить пыл начинающего селекционера невообразимым разнообра­зием выщепляющихся гомозигот при инбридном разведении. Та­кое бурное проявление гетерозиготности в начале линейного раз­ведения часто смущает заводчика и заставляет его всерьез заду­маться о вырождении.

Вымершие в результате инбридинга линии - явление крайне ред­кое, ставшее следствием чрезвычайно длительного близкородст­венного разведения при условии наличия весьма тяжкого генетиче­ского груза у родоначальников. Многие виды диких животных, спа­сенные от вымирания в тот момент, когда они находились уже на критической черте, подтверждают эту теорию. Зубры, лошади Пржевальского, белые львы из Гирского леса, овцебыки на Шпиц­бергене происходят от небольшого числа уцелевших предков, но, тем не менее, благополучно существуют многие годы, несмотря на очень узкую племенную базу и высокую заинбридированность. Для собаководства эта ситуация еще более типична: существуют десят­ки пород, ведущих свою родословную от единичных уцелевших предков.

Методы селекции уже названы: инбридинг и аутбридинг обыч­но - кросс чистых линий, ведущий либо к гомозиготности, либо к ге­терозису. В развитии инбридной линии можно условно выделить три этапа:

1. Начальный этап: нарастание гомозиготности, когда в каждом поколении увеличивается процент расщепления по генотипу, что выражается в разнообразии потомства. Выбраковка осложнена тем, что разброс качества потомков не имеет четкой полярности, не позволяющей в одну сторону сместить ценные признаки, в дру­гую - нежелательные и вредные.

2. Критический этап: период наибольшего накопления нежела­тельной гомозиготности. По мнению генетика Р.Робинсона, крити­ческим периодом для среднестатистической линии является 4-6 поколение. Проявление большого числа нежелательных признаков в возможно более раннем поколении инбридных животных следует рассматривать в какой-то степени как удачу, поскольку это эконо­мит время заводчика и позволяет провести анализ перспективы дальнейшей работы в сжатые сроки. Продолжительность критиче­ского этапа сильно варьируется в зависимости от используемой селекционером степени инбридинга и от генетического груза ис­ходных производителей. В тяжелых случаях возникает соблазн при­бегнуть к кроссу, от которого следует, по возможности, воздер­жаться. Лучше довести дело до конца и, «вычистив» линию от неже­лательных генов, перейти к последнему этапу.

3. Получение стабильной чистой линии. Выбраковка на этом этапе минимальна, так как подавляющее большинство нежела­тельных генотипов уже изъято из генофонда линии. Наследствен­ные качества производителей на этом этапе уже известны и под­даются прогнозированию с высокой степенью вероятности. Соба­ки, стабильные по типу, и производят стабильное однообразное потомство. Поддерживать такую линию легче, чем вывести, если, конечно, нет резких проявлений мощного генетического груза.

В то же время при кроссе таких животных с производителем из другой чистой линии гораздо легче предугадать и проконтролиро­вать качество потомства. Именно чистые линии представляют наи­большую ценность для селекционера, поскольку, с одной стороны, стабильны, с другой - наиболее плодотворны и пластичны при це­ленаправленных кроссах.

Без чистых линий, возникающих на третьем этапе инбридинга, собаководство на высоком уровне немыслимо. Без этого невоз­можны ни стабильное сохранение старого, ни творческое, целена­правленное создание нового.

Кросс, в свою очередь, является не менее необходимым прие­мом, так как инбридинг сам по себе продуцирует лишь константное по признаку потомство, не способное к дальнейшему развитию. Поэтому, как уже говорилось, оба метода разведения взаимосвяза­ны, и селекция путем одного лишь кросса или чистого инбридинга невозможна.

Практическое осуществление селекции включает в себя четкую последовательность действий, направленных на достижение цели.

Сначала необходимо представить себе, какого типа собаку вы бу­дете «лепить». Затем работа выполняется как бы «вчерне», то есть вы достигаете стабильности в получении анатомических правиль­ных животных с типичным темпераментом. И только после дости­жения определенного уровня, так сказать, исходной базы для се­лекции, можно приступать к тонкому совершенствованию опреде­ленных черт. Собаку следует рассматривать как целостную систе­му, а не набор дефектов и достоинств. Исходя из целостности со­баки, следует добиваться общей правильности и баланса, держа на прицеле породность.

Цигельницкий Е.Г.
Вестник РКФ №7 (46), 2003

© 2017 jackrussellterrier.ru